НОЯБРЬ/2017 № 144

Проктология

Кулакова Галина ОлеговнаМоя проблема имеет давние корни. Первые признаки появились в 1996 году. Сначала это была трещина. Тогда в 13-ой медсанчасти, на Ленина, мне её успешно пролечили. И с  1996 года по 2007 меня ничего не беспокоило.

В 2007 году я перенесла очень большие нервные нагрузки.  Стала меньше кушать и в результате резко похудела на 17 кг. После чего  начались проблемы со стулом. При дефекации была жуткая боль.  Я думала, что у меня запор. Стала обращаться к проктологам в 11-ю поликлинику, на что мне было сказано – нужно питаться как положено и всё пройдёт.

Позже, в 2009 году я дважды ходила на консультацию к проктологам  20-ой больницы – там сказали тоже самое, хотя осмотр был при помощи ректоскопа (проникновение внутрь), но диагноз «геморрой» не был поставлен.

Осенью  2010 года у меня было  ужасное состояние – сильнейшие боли не только при дефекации, но и в сидячем положении. Я еле дотягивала до конца рабочего дня.  Дальше боли появились и при ходьбе. Кишечник опорожнялся 6-8 раз в день маленькими порциями с кровянистыми выделениями.  Пробовала корректировать стул пищей – бесполезно.

Я опять обратилась в поликлинику. Там, мягко говоря, сказали, что  «если я из-за таких мелочей так закатываюсь, то что будет со мной, случись что-то серьёзное». И я терпела. Боли усиливались. Было постоянное чувство отравления -  живот раздувало, газы совсем  не отходили. Я теряла надежду на выздоровление…

Тут, осенью 2010 года, увидела большую рекламную растяжку над дорогой и обратилась клинику на берегу Енисея. Они сразу поставили спазм сфинктера прямой кишки. Вылечили трещины, удалили анальные сосочки – мне полегчало. Но после удаления кисты вновь стало хуже.

В конце декабря я поехала в очередную командировку. Там у меня случилось сильное кровотечение из кишечника – всё снова разорвалось.

В начале января я приехала в ту же клинику с огромными трещинами. Врач предложил поставить кольца. Первое и второе я выдеражала, на третье стало плохо, после четвёртого весь ужас вернулся: боль, кровь, обморочное состояние.

Назначили капельницы. И тут медсестра, ставившая мне их, видя моё тяжёлое состояние, настойчиво мне посоветовала, чтобы я обратилась к Ольге Михайловне Белетей. К тому времени у меня уже было безразличие ко всему – единственной целью было прожить сегодняшний день. Честно говоря, в таком состоянии никому из проктологов я уже и не верила.

В конце марта я попала к Ольге Михайловне. Она  настояла на немедленной госпитализации. Помню, как после операции она посмеялась, что положили на одну операцию, а когда раскрыли … Мне сделали подрезку сфинктера, зашили  трещины , убрали, как минимум, 2 узла.

После наркоза было тяжело. Но со временем боли уменьшались. В мае я стала уже человеком. Но полностью начала забывать об этом кошмаре только в конце июля. Уж очень трудно мне было.

Огромное спасибо Ольге Михайловне за её спокойствие и  профессионализм. Если бы она тогда начала пугать меня и рассказывать страсти, как это делали другие врачи,  я бы просто рассыпалась. Вот сейчас оглядываюсь и понимаю, что ещё 2-3 месяца и у моего организма  просто не хватило бы сил. В «Центре эндохирургических  технологий», где работает Ольга Михайловна, вернули меня с края жизни.

Как гражданин и налогоплательщик я имею множество претензий к нашему министерству здравоохранения. Почему они не отслеживают эффективность работы частных и муниципальных клиник? Почему не обращается никакого внимания на профилактику, зная что у многих людей подобные проблемы? Где у нас рейтинг врачей, чтобы мы уверенно могли выбирать лучших? Это все их прямая недоработка. И если бы было по-другому, я вряд ли бы довела себя до такого состояния.

Кулакова Галина Олеговна, 53 года

Поделиться в соц. сетях

  • Аптеки-партнеры

  • Права пациентов

  • Метки