ИЮНЬ/2020 № 160

Захарченко А. А.Во всем мире, включая Россию, рак толстой кишки прогрессирует опережающими темпами. Красноярский край тоже не исключение. В этой связи, по собственной инициативе, мы встретились с ведущим красноярским колопроктологом, доктором медицинских наук, профессором Александром Александровичем ЗАХАРЧЕНКО.

Морозным январским утром во врачебном кабинете Дорожной больницы неторопливо и обстоятельно мы записали эту беседу.

- Действительно, каждые десять лет число больных раком толстой кишки удваивается. В структуре онкологической заболеваемости рак этой локализации занимает третье место среди мужчин и второе – среди женщин. По смертности – те же статистические показатели. В России ежегодно выявляется 45-50 тысяч случаев рака толстой кишки, и каждый четвертый заболевший уже имеет метастазы в печени. А это уже IV стадия! Средняя продолжительность жизни (с момента установления диагноза) у этих 25% пациентов из числа вновь выявленных – 9-12 месяцев. Ситуация не менее серьезная, чем с сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Известно, что в США и Европе заболеваемость не меньше. И хотя уровень оказания онкологической помощи там значительно выше, все равно, например, в США от рака толстой кишки ежегодно умирает каждый 20 житель страны.

- А какова ситуация в нашем крае?

- В Красноярском крае колоректальным раком ежегодно заболевает более 400 человек. Летальность в течение первого года с момента установления диагноза достигает 30%, а инвалидами I и II группы в совокупности становятся до 95% пациентов. Только у 5% больных остается более или менее приемлемое качество жизни. Вдумайтесь в эти цифры!

А что такое I-II группа инвалидности? Это мизерная пенсия, плюс, выведенная на живот колостома. Кроме колоссального дискомфорта и унизительного существования – это еще и огромная психологическая травма, потеря работы, семейные проблемы.

Еще любопытные цифры, о которых нельзя не сказать. Удельный вес запущенных случаев при раке толстой кишки – 50%. При раке прямой кишки – 65-70%. А что такое диагностика рака прямой кишки? Во многих случаях это банальное пальцевое исследование прямой кишки, которое должен выполнять как хирург, так и терапевт, и гинеколог, и уролог.

- И каковы же, на ваш взгляд, причины такой вопиющей запущенности этой патологии?

- Прежде всего, несовершенство диспансеризации. Вспомним, в СССР были профосмотры, велась санитарно-просветительная работа. Сегодняшняя диспансеризация – жалкое подобие той, да и медицинским просвещением в крае, пожалуй, кроме вашей газеты, никто и не занимается. Каждый человек предоставлен сам себе. О медицинской грамотности, а вернее безграмотности, россиян, надо говорить широко и громко.

Вторая причина – недостаточная врачебная онкологическая настороженность.

Первичное звено (участковый терапевт) часто осмотрит поверхностно. Лимит времени, низкая зарплата и прочее. Ну, геморрой, скажет. Слабительное, свечи назначит. Человек полгода терпит, смотрит на свой кал с примесью крови, пьет назначенное слабительное. А в результате – время упущено.

Или, например, гинеколог, осматривая пациентку вагинально, не всегда обращает внимание на состояние прямой кишки, которая вплотную придлежит к задней стенке влагалища. Итог – запущенность рака прямой кишки. Вот она третья причина – неполноценный осмотр больного. Спешка, жесткие нормативы на осмотр, а зачастую нежелание одеть перчатку и обследовать пальцем прямую кишку.

Далее, конечно, ложный стыд. Несвоевременное обращение за медицинской помощью, беспечность самих больных. Что я пойду попу показывать? Спрошу у соседа и буду следовать его рекомендациям. Есть еще «народные целители».

Последняя причина – бессимптомное, скрытое течение самого заболевания. Установлено, что от момента образования маленького полипа до угрожающей жизни опухоли проходит 5-7 лет. Бог и природа дают нам достаточный срок – пойди, проверься и ты избежишь большой, часто калечащей операции!

- Скажите, с какого возраста надо быть особенно внимательным к своему кишечнику?

- Тот, кому 50 и более лет хотя бы раз в два-три года должен посетить колопроктолога. Но лучше не забывать про этого специалиста ежегодно. Это же можно сказать и про осмотры у уролога, гинеколога, маммолога.

- Я думаю, хотя бы кратко надо сказать об основных причинах рака толстой кишки.

- Их много, но наиболее актуальны:

1. Преобладание белковой пищи (мясной), дефицит растительной клетчатки в рационе современного человека.

2. Факторы внешней среды: радиация, вода, алкоголь, курение.

3. Хронические заболевания толстой кишки: доброкачественные новообразования – полипы, запоры, язвенный колит.

4. Наследственность. Злокачественные новообразования у родственников, не исключение – рак толстой кишки.

- Александр Александрович, быть может, это интервью прочтут сотни людей, и не всем будут интересны «этиология и патогенез»… Значительно важнее, чтобы тот, кому стукнуло 50, знал, как и чем проявляется эта болезнь.

Вам следует обратиться к колопроктологу или онкологу, если вы обнаружили:

1. Примеси крови в кале в любом количестве.

2. Запоры, сменяющиеся поносами. Это очень характерный признак, потому что сужение кишки создает препятствие, кал застаивается и «бродит» 3-4 дня, потом разжижается и обильно выходит вспененной, зловонной массой.

3. Изменение формы кала на лентовидную или «карандашную».

Ложные позывы (тенезмы), или чувство неполного опорожнения кишечника.

Короче говоря, не поленитесь заглянуть в унитаз. Главное, не ждите, не откладывайте обращение к специалисту при обнаружении крови в кале. Может быть поздно.

- И все же, как, а главное — почему, в кишечнике возникает опухоль?

В результате выше перечисленных причин, на фоне хронического раздражения слизистой кишки образуется маленький полип. По мере его роста доброкачественные клетки трансформируются в атипичные и далее перерождаются в раковые. На поздних стадиях появляются общераковые симптомы – слабость, быстрая утомляемость, снижение аппетита, потеря веса.

- Как и куда растет опухоль?

- В числе основных причин смертности – запущенность процесса. Опухоль по мере роста выходит за пределы кишки и распространяется на органы таза. У женщин — это влагалище, матка, придатки, мочевой пузырь. У мужчин — простата, мочевой пузырь, мочеточники. В этом случае мы говорим о местно-распространенном процессе. Но не менее опасно и отдаленное метастазирование — прежде всего, в печень.

- Есть ли у больного шанс, если такое происходит или уже произошло?

- Есть, но много зависит от того, когда и куда обратится такой больной. Например, в краевом онкологическом диспансере, в силу сложившейся ситуации, до 40% больных обрекают на пожизненную колостому. С одной стороны, лечат рак толстой кишки, с другой – увеличивают тяжесть инвалидности.

Современная общемировая практика — максимально возможный отказ от колостомии — выведения кишки на живот, не в ущерб онкологическим принципам лечения! В нашей клинике сфинктеросохраняющие и органовосстанавливающие операции успешно выполняются последние 10 лет. Взамен утраченного сегмента кишки можно сделать новую кишку, тем самым улучшить качество жизни онкологического больного.

- И химиотерапию ваши методики предусматривают?

- Да, но региональную! Через сосуды химиопрепарат подводят непосредственно в ткань опухоли. После чего создается ишемия. Опухоль лишается кислорода. Очень эффективно. Дальше можно оперировать. Снижается риск местного рецидива опухоли и метастазирования.

Мы сторонники и предоперационной лучевой терапии. Но как-то не получается кооперации с онкодиспансером. А ведь дело общее. У нас разработаны методики, есть обнадеживающие результаты, даже у больных с IV стадией заболевания.

- Вы хотите сказать, что больные раком толстой кишки IV стадии потенциально курабельны?

- Разумеется не все, но повторяю, в нашей практике случаи пятилетнего выживания таких больных есть. Надо бороться за каждого, не надо ставить на них крест.

Результаты этой работы были представлены на международных конгрессах онкологов в Турции (2008г.) и в Австрии (2009г.) и вызвали большой интерес зарубежных специалистов. Речь шла даже о стажировке у нас, но ситуация как в онкодиспансере, так в нашем учреждении не позволяет этого сделать. Стыдно и «за державу обидно».

- Обидно это слышать, зная о том, что люди, нуждающиеся в таком лечении, в Красноярске не сразу его получают.

- Своевременность оперативного лечения упирается в банальные очереди. Человек с характерной клинической картиной (запоры, тенезмы) еще месяца два постоит в очереди и останется инвалидом.

- Удивляет и другое — то, что таких больных направляют на лечение в другие города. Я представляю, каковы будут сопутствующие расходы, даже при направлении по квоте, если оперировать больного будут, скажем, в Москве.

- Да, по закону на высокотехнологичные виды помощи предусмотрены квоты. Но и наши технологии соответствуют европейским стандартам, а лечиться пациенты летают в Москву. Получается, мы эту квоту отдадим лучше в РОНЦ, чем оставим в крае. Не надо деньги отправлять за пределы региона. Мы имеем опыт, оборудование и специалистов. Финансируйте лучше наших врачей.

-Ваши 15 коек и сегодня не входят в федеральную программу?

- Да. И вряд ли войдут. Государственная медицина не родня ведомственной. Больные будут ждать новый онкологический центр. Хотя реально помочь им можно уже сегодня и на европейском уровне.

- А надо бы еще вчера…

- Увы! Ведомственная медицина для территориального населения – только за деньги. Да и постоянно идущая в нашем учреждении оптимизация – отказ от высоких технологий, сокращение специалистов, – не на пользу больным.

- А по новому закону?

- Закон принят, но пока – ГОСЗАКАЗ! По идее, с выходом нового закона человек может рассчитывать на 100% оплату лечения по полису ОМС, в том числе и в ведомственной больнице. Юридически он будет абсолютно прав. Мы всей душой болеем за то, чтобы так оно и было. И как можно скорее.

НУЗ «Дорожная клиническая больница на ст. Красноярск»

ОАО «РЖД», ул. Ломоносова, 47, т. (391) 278-01-98,

www.proctomed.ru,

e-mail: admin@proctomed.ru

Подготовила Е. Кулик, фото О. Бринь

Поделиться в соц. сетях

  • Аптеки-партнеры

  • Метки