НОЯБРЬ/2017 № 144

4 февраля – Всемирный день борьбы против рака

рассказывает главный онколог края и главный врач Красноярского краевого онкодиспансера Андрей Арсеньевич МОДЕСТОВОнкологические заболевания – бич современного общества. Нарастающие экологические проблемы, стрессы, вездесущие канцерогены в обозримом будущем не оставляют шансов полностью избавиться от страшной болезни. И в этих условиях крайне важным становится работа в регионе мощного лечебно-диагностического центра, способного отвечать современным вызовам. Им стал обновленный краевой онкодиспансер, реконструкция которого началась в 2011 году, когда потребность в современной онкологической помощи у нас достигла пика.

О том, как идет реконструкция, а также о проблемах диагностики, успехах в освоении новых высокотехнологичных методов лечения рака и перспективах краевой онкологии рассказывает главный онколог края и главный врач Красноярского краевого онкодиспансера Андрей Арсеньевич МОДЕСТОВ.

– Андрей Арсеньевич, реконструкция диспансера длится уже несколько лет. Введена ли первая очередь?

– Первую очередь мы ввели в эксплуатацию 15 февраля 2014 года – точно в срок, и начали переезд в новый корпус. А уже через неделю стали проводить операции, что позволило нам серьезно увеличить пропускную способность.

Раньше у нас была очередь на операцию, хотя хирургов было достаточно, но не хватало операционных столов. За прошлый год количество операций у нас увеличилось на 30 %. Существенно снижены очереди на госпитализацию, а ведь еще недавно они составляли от 21 до 75 дней! Подумайте сами, что это значит для онкологического больного. Сегодня очередь – от 0 до 14 дней. Лишь по одному отделению, онкоурологическому, еще сохраняется очередность до 30 дней, в связи с ростом патологии предстательной железы и почек.

В полную силу заработали отделения онкоторакальной хирургии, онкоурологической хирургии, онкогинекологической хирургии, онкоабдоминальной хирургии, онкоколопроктологической хирургии и онкологическое отделение головы и шеи. Словом, все хирургические отделения.

В эксплуатацию также введен лечебно-диагностический корпус, где у нас современный оперблок на 17 плановых операций, реанимация на 18 коек, вся диагностическая структура – рентгенологическое отделение, отделение УЗИ-диагностики, эндоскопическое отделение, клинико-диагностическая лаборатория, там же аптека и центральное стерилизационное отделение.
Теперь полным ходом идет реконструкция радиологического корпуса. Нам предлагали его закрыть на время ремонтных работ, как произошло, например, в Кемерово, где пациенты в период реконструкции либо лишились радиологического лечения совсем, либо ездили в другие регионы за свой счет.

Мы не пошли на это и в интересах больных отстояли решение проводить реконструкцию частями. Зато летом обновленный радиологический корпус будет работать гораздо эффективнее, пропускная способность его значительно повысится. Все аппараты будут современные, смогут облучать опухоль точечно, не повреждая окружающие ткани.

– Где обследуются пациенты на догоспитальном этапе?

– Главная задача по выявлению лежит на первичной медико-санитарной помощи, т. е. на медработниках первичного звена. Если это сельская местность, то в ФАПе должны заподозрить опухоль и направить человека в ЦРБ, где его дообследует узкий специалист. В городах этим занимаются врачи городских поликлиник, а также частные организации, которых немало в Красноярском крае.
Но, к сожалению, уровень догоспитального обследования меня не устраивает, несмотря на то, что в лечебных учреждениях края в несколько этапов прошла модернизация. Заметна неравномерность оснащения медучреждений. Где-то есть оборудование и специалисты – пациент приезжает полностью обследованный, и мы сразу начинаем с ним работать, а в каких-то территориях – либо устаревшее оборудование, либо нет специалистов. Например, в Ужурском районе маммографическая установка работает на 57 % годовой нагрузки.

Мы провели большую работу, чтобы смотровые кабинеты, которых у нас около 80 в крае, реально выполняли свое назначение, и выявление онкопатологии происходило как можно раньше. В некоторых территориях эти кабинеты работают до конца рабочего дня, а где-то – в половинном режиме. Есть кабинеты, в которых осматривают женщин, а мужчин нет. А между тем после 40 лет мужчины подвержены раку прямой кишки и предстательной железы. У нас в крае эти виды злокачественных заболеваний занимают лидирующие позиции и показатели не снижаются. Отсюда наша задача как специализированного центра – не только оказывать помощь здесь, в наших стенах, но и широко проводить выездную работу.

Красноярский онкоцентр

За 4 последних года мы объездили все муниципальные образования края – проводили установочные лекции, повышали профессиональные компетенции у фельдшеров, у акушерок, у врачей разных специальностей. Обеспечивали методической литературой, информировали о показателях разных регионов, нацеливая на раннее выявление онкопатологии.

Когда строился наш центр, уже тогда мы повышали долю пациентов с ранними стадиями болезней. И есть результаты: в 2011 году всего лишь 33,9 % пациентов к нам поступало с I–II стадией, а в 2014 году мы вышли на показатели Сибирского федерального округа и вплотную приблизились к общероссийским 48,4 %. По итогам 2013 года показатели смертности у нас – 223,5 случая на 100 тыс. населения при общероссийском показателе около 201 случая. Заболеваемость в крае в прошлом году превысила среднероссийский уровень и составила 399,4 случая на 100 тысяч населения (по России – в пределах 380). Выявляемость на поздних стадиях – больше половины всех наших пациентов. За этими цифрами – жизни тысяч людей и нам есть над чем работать!

– Насколько развиты эндохирургические технологии в красноярском онкоцентре?

– У нас есть серьезные позитивные сдвиги в этом направлении. До введения первой очереди мы выполняли примерно 6 % миниинвазивных, щадящих, органосберегающих операций. А в прошлому году доля таких вмешательств составила уже 24 %.
В этом году я поставил задачу нарастить этот показатель до 35 %. Но надо понимать, что такое лечение можно проводить только на ранних стадиях заболевания. Когда ситуация запущенная, то здесь помочь может только полостная операция. И то не во всех случаях. Так что опять мы возвращаемся к важности ранней диагностики.

Эндохирургические операции требуют расходных материалов, что выливается в дополнительное финансирование, которое должно сопровождать сложное дорогостоящее оборудование. Техника у нас есть, но расходные материалы необходимо докупать, а в связи с падением рубля цены на них поднялись, и в ближайший период нашего развития это станет больной темой. Но мы надеемся, что Минздрав и территориальный фонд ОМС нам помогут.

– Сколько времени проходит с момента обращения в медицинское учреждение до начала лечения в вашем онкоцентре?

– В среднем до месяца. Проблема в том, что дефицит кадров первичного звена вызывает очереди на местах. Люди ждут, чтобы пройти необходимые исследования. Есть даже такой критерий – процент подтвержденных или отвергнутых диагнозов, которые выставили в первичном звене. И вот по нашему диспансеру процент неподтвердившихся диагнозов – 20 %, а среднероссийский показатель – 25 %. Я считаю, лучше лишний раз перестраховаться, чем пропустить болезнь и потерять человека из-за недосмотра.

– Оправдали ли надежды маммографы в территориальной сети?

– Их у нас около 70 в крае, и они однозначно себя оправдывают. В прошлом году за счет высокой выявляемости рак груди у нас впервые вышел на 1-е место. Теперь мы входим в 8 передовых территорий России по показателям раннего выявления рака этой локализации.

– Как человек может уберечься от рака? Расскажите о профилактике этого опасного заболевания.

– Более 50 % пациентов, которые сюда поступают, – курильщики, люди с избыточным весом, ведущие малоподвижный образ жизни, с хроническим стрессом и злоупотребляющие алкоголем. Обратите внимание, что все эти причины не являются фатальными. Они предотвратимы и зависят от человека, который должен содержать в безопасности свой организм.

Поэтому, чтобы донести эту мысль до людей, требуется серьезная работа в СМИ. Здесь важно слово врача – пока еще это самый надежный источник информации, и доверие к нему сохраняется. Вот раньше был такой принцип – по линии общества «Знание» раз в месяц врач должен был выступить в аудитории. Мне кажется, это надо возрождать среди нашего врачебного сообщества.

Чем старше человек становится, тем чаще он должен проходить осмотр. А в нашей стране автолюбители часто более трепетно относятся к автомобилю, чем к собственному организму. Сдувают с машины пылинки, а на собственное здоровье – наплевать! Вот в чем главная проблема.

Человек должен высыпаться, отдыхать, сохранять режим труда и отдыха. Ему надо периодически уходить в отпуск, какая бы ситуация ни складывалась на работе. В выходные – проводить время с семьей. Спать ложиться пораньше, так как в период с 22 до 2 часов ночи вырабатывается противоопухолевый иммунитет. Иначе сбивается циркадный ритм, страдает вилочковая железа и происходит сбой иммунитета.

Надо пить достаточное количество воды, ведь происходит постоянное обезвоживание. Это легко определить по цвету и прозрачности мочи. Она не должна быть мутной и желтой. Нужно побольше двигаться, иметь физические нагрузки, употреблять свежие фрукты и овощи.

– Андрей Арсеньевич, теперь, пожалуйста, о перспективах развития Красноярского онкодиспансера.

– Наша главная магистраль – развитие высокотехнологичной специализированной помощи. На сегодняшний день нами освоено 106 новых видов современных высокотехнологичных хирургических операций, а всего их 460. И наша задача если не всю эту линейку освоить, то как можно больше. В этом году хотим внедрить еще 100 видов инновационных технологий.

Если подытожить, Красноярский онкодиспансер – одно из самых передовых лечебных учреждений в регионе. Во-первых, оно наполнено энергией и энтузиазмом, у нас много талантливой молодежи. Во-вторых, мы сделали ставку на науку – наш диспансер и кафедра клинической онкологии КрасГМУ работают сообща, мы считаемся единым центром. И в этом – залог успеха!

В наших планах создание научной школы, онкологического центра не только российского, но и мирового уровня. Губернатор Виктор Александрович Толоконский ставит перед нами именно такие задачи. Он считает, что мы должны построить свою работу так, чтобы не наши больные лечились где-то по квоте, а стремились к нам из других территорий, а может быть, и из других стран. Раньше у нас работало 6 кандидатов наук, а сегодня – 18. Мы приглашаем лучших специалистов из других регионов, ведущих мировых центров.

Пусть они сначала нас учат, а потом к нам будут приезжать на учебу!

Подготовил Д. КАХАНОВ

Поделиться в соц. сетях

  • Аптеки-партнеры

  • Права пациентов

  • Метки