ИЮНЬ/2018 № 149

главный врач Красноярского краевого психоневрологического диспансера № 1, врач психиатр высшей категории Григорий Маркелович ГЕРШЕНОВИЧВ последние годы мы, похоже, стали уже привыкать к инцидентам с подростками. Подмосковное Отрадное, Ивантеевка, теперь вот эти вопиющие случаи школьной резни в 127-й школе Перми и в Улан-Удэ.

Напомним, что в Отрадном 16-летний школьник из ружья застрелил преподавателя географии. В Ивантеевке школьник годом младше едва не зарубил кухонным топориком свою учительницу.

В городе Перми двое подростков в 4 «б» классе ранили 12 младшеклассников и нанесли 17 ножевых ранений их учительнице. Одно из них – в шею – могло оказаться смертельным. Но женщине повезло. Выйдя из наркоза и открыв глаза, первое, о чем она спросила врачей, было: «Как там мои дети?» Трудно представить, что было бы с 4 «б», если бы она не защитила ребят.

А через 3 дня, в праздник Крещения, девятиклассник набросился с топором на семиклассников школы № 5 города Улан-Удэ. Ранены 6 школьников и их учительница за то, что поставила ему двойку. Сам нападавший перед тем, как выпрыгнуть из окна, пытался поджечь класс.

Что за всем этим стоит? Как и какими силами надо охранять наши школы? Какого класса должны быть видеокамеры и рамки школьных металлоискателей? Сколько должно быть психологов в школе и какую им надо платить зарплату? А может, все-таки, дело в другом? Тогда в чем же?

Все эти «почему», «как» и «сколько» встают перед современным обществом одним большим «подростковым» вопросом. И оно обязано отыскать на него ответ. Будет ли он найден? А это, как теперь говорят, не факт.

О причинах девиантного (отклоняющегося) поведения подростков – наша беседа с главным врачом Красноярского краевого психоневрологического диспансера, врачом-психиатром высшей категории Григорием Маркеловичем ГЕРШЕНОВИЧЕМ.

– Сегодня «большие начальники» говорят, что причины последних ЧП в российских школах – халатность и несоблюдение правил внутренней безопасности. Лично у меня такая оценка вызывает большие сомнения. Но все же кто охраняет красноярские школы?

– В Красноярском крае 994 школы, и далеко не все они охраняются частными охранными предприятиями (ЧОПами) или оснащены «тревожными кнопками», на которые реагирует вневедомственная охрана. Согласно постановлению правительства № 1235 от 07.10.2017 года, ответственность за безопасность, в т. ч. антитеррористическую, возлагается на руководителей образовательных организаций и на их учредителей, т. е. на директора школы и администрацию города или поселка.

Вопрос о том, какой способ охраны выбирает конкретная школа, решает директор совместно с родительским комитетом. Есть такие активные родители, которые даже проводят кастинги при выборе охранного предприятия для своей школы. Но так далеко не везде.

– Нельзя назвать нормальным подростка, который с ножом или топором набрасывается на учителя или на того, кто младше и слабее. Какие признаки девиантного поведения можно заметить еще на ранних стадиях психического нездоровья?

– Прежде всего, я хотел бы заявить свою позицию гражданина и человека зрелого возраста, много чего повидавшего. Надо уменьшать степень стрессогенности, степень агрессии в обществе и, конечно, в школах. Что говорить о подростках, если дело дошло до того, что в прямом эфире, в студии Радио «КП», в буквальном смысле дерутся известнейшие наши журналисты, «цвет» российской интеллигенции Николай Сванидзе и Максим Шевченко!

В школах уменьшилось «количество доброты». Я не педагог, но любому человеку понятно, что образование не сводится только к наполнению мозга человека знаниями, фактами и цифрами. Важнее всего образовать личность! А вот этому процессу совсем не способствуют ЕГЭ, коммерциализация сферы «образовательных услуг», расслоение учеников по шмоткам и гаджетам, нездоровая обстановка в классе, а нередко и травля тех, кто послабее характером или отличается на «сером» фоне.

Вообще, признаки девиантного поведения, если личность подростка развивается благополучно, исчезают к 18 годам. Основное, на что надо обратить внимание, – повышенная агрессивность, неуправляемость, непримиримость и нервозность. Стремление всё контролировать, или, наоборот, неспособность владеть своими эмоциями.

От постоянного напряжения подросток перестаёт логически и здраво принимать ответственные решения. Еще одна особенность – скрытность, склонность к обману. Однако такие проявления должны быть стойкими и многократными, чтобы говорить о формировании девиантного поведения.

– Давайте представим, какие потребуются затраты и сколько нужно будет технических специалистов, чтобы обеспечить тотальное сканирование учеников, скажем, 7–11-х классов с целью выявления у них запрещенных предметов?

– Действительно, чтобы обнаружить такие предметы – нужны высокочувствительные рамки металлоискателей. Массовая или даже выборочная проверка учащихся старших классов, разумеется, потребует серьезных организационных усилий.

Кроме того, насколько мне известно, многие школы надо дооснастить еще и хорошими видеокамерами. Все это потребует соответствующего финансирования, которое должен предусмотреть учредитель образовательного учреждения.

Вероятно, наше законодательство скоро будет дополнено соответствующим регламентом по этим вопросам. Но если такие случаи будут повторяться и дальше, то, кроме вышеперечисленного, в помощь родителям, педагогам и школьным психологам, в Красноярске надо создавать единый координационный психолого-педагогический центр для психологической поддержки подростков.

Наши специалисты в его работе готовы принять самое активное участие. На мой взгляд, такое вложение средств будет не менее эффективным, чем затраты на сканирующее оборудование. Хотя, наверное, важно и то, и другое.

– Каково значение факторов, провоцирующих девиантные поступки, – пробелы семейного воспитания, влияние социальных сетей, школьный буллинг, личностные проблемы подростка?

– Кроме тех факторов, которые вы назвали, в ряде случаев ведущую роль приобретают школьные трудности, травматические жизненные события, влияние девиантной субкультуры или группы. Среди индивидуально-личностных факторов самыми важными являются заниженный уровень самоуважения и отсутствие самоконтроля.

Ошибки, обусловленные невысоким профессиональным уровнем ряда учителей, факты проявления бестактности, несдержанности, оскорбляющих достоинство ученика часто приводят к протестному и противоправному поведению подростков. Добавим сюда необъективные разбирательства отдельных проступков и неумение наладить правильные взаимоотношения с родителями – все это может вызывать негативное отношение детей к учителю и школе в целом.

У некоторых «воспитателей» вместо стремления совершенствовать механизмы социальной поддержки и поощрения подростков сохраняется непреодолимая склонность к наказаниям.

– Чем могут помочь родители, учитель, школьный психолог или специалист вашей поликлиники?

– Если родители или учителя заметили стойкие признаки девиантного поведения, – необходимо обратиться за помощью к специалистам. Психологи проводят индивидуальную и групповую психокоррекционную работу не только с подростками, но и с родителями!

Помогая найти, понять и осознать причины девиантного поведения, они формируют у подростков социальные навыки и развивают личностные качества, необходимые для успешного преодоления проблем.

Индивидуальные консультации, обучающие семинары и групповая работа с родителями и педагогами нацелены на повышение психологической грамотности и приобретение умений эффективного взаимодействия с подростками.

Помощь можно получить в районных центрах социальной помощи семье и детям; по бесплатным телефонам доверия для детей, подростков и их родителей 8-800-200-01-22, 8-800-350-01-50; в краевом психоневрологическом диспансере, обратившись по телефону экстренной психологической помощи 211-56-42.

Школьные годы чудесные… Спросите у любого пожилого человека – какие воспоминания хранит его память о школе, учителях, друзьях-товарищах? Я думаю, вы не услышите ни одного равнодушного ответа. А у некоторых ваших собеседников даже глаза повлажнеют – светлая, щемящая грусть смешается с оставшимся в их душе счастьем коротких школьных лет.

Что же происходит с нами? Почему убивают из ружья и режут ножами наших учителей? Эта публикация, понятно, не дает и не может дать ответы на все тяжелые вопросы нашей быстрой жизни. И на «подростковый» вопрос тоже. Но он поставлен.

Беседовал В. КИСЕЛЁВ

Редакция «ВМ» благодарит медицинского психолога высшей категории Юлию Викторовну БУЯНОВУ за консультативную помощь при подготовке этого материала.

КГБУЗ «Красноярский краевой психоневрологический диспансер № 1», ул. Курчатова, 14

Приемная т. 246-25-98, детская поликлиника т. 243-25-82, 202-203-0, www.kraspsixo.ru

Справки по тел. 223-63-90, е-mail: kkpnd1@list.ru

Лиц. ЛО 24-01-002857 от 19.06.2015 г.

Поделиться в соц. сетях

  • Аптеки-партнеры

  • Метки