ДЕКАБРЬ/2018 № 145

главный врач Красноярского краевого психоневрологического диспансера № 1, врач психиатр высшей категории Григорий Маркелович ГЕРШЕНОВИЧО проблемах подросткового воспитания и психических расстройствах в «нежном» возрасте – наша беседа с главным врачом Красноярского краевого психоневрологического диспансера № 1, врачом-психиатром высшей категории Григорием Маркеловичем ГЕРШЕНОВИЧЕМ (Г. Г.) и заведующей кафедрой психиатрии и наркологии КрасГМУ, д.м.н. Мариной Альбертовной БЕРЕЗОВСКОЙ (М. Б.).

В. К.: Возраст старших детей всегда был наиболее уязвим, как с позиции педагога, так и врача. Но сегодня на него надета другая «рубашка» провоцирующих факторов. Что это за новые риски для наших подростков?

Г. Г.: Я назову их несколько. Может быть, по значимости кто-то расположит их в ином порядке. Но, на мой взгляд, в последние годы все большее влияние оказывает финансовое давление на семью. Чрезмерная закредитованность, ипотека отнимают силы и лучшее время родителей от общения с детьми.

А в возрасте 10–16 лет это чрезвычайно важно. Я не говорю уж о совместных занятиях спортом, работе на общий результат или о чем-то другом, что родители и их подросшие дети могут делать сообща.

Марина Альбертовна БЕРЕЗОВСКАЯ, д.м.н., заведующей кафедрой психиатрии и наркологии КрасГМУ, И еще полбеды, когда финансовый пресс давит на одного из родителей. А сколько у нас неполных семей… И вот такой ребенок остается один. Не в прямом смысле, конечно. А один на один со своими проблемами взросления и определения себя в этой жизни. Бывает, что недостаток участия и внимания родителей восполняют родственники, соседи или тренер спортивной секции. Но это уже другое.

В. К.: Но ведь деньги кому-то зарабатывать надо.

Г. Г.: А как же. Но только лучше повременить с ипотекой и ездить на старой машине, чем потом иметь серьезные проблемы воспитания у своих детей. Потерять с ними контакт или, в лучшем случае, общаться исключительно по вопросам денег, пищи и одежды.

В. К.: И куда же попадет подросток в такой ситуации?

Г. Г.: Повторю еще раз: я не имею в виду поддержку материальную – «сыт, обут и одет». С этим пока более- менее благополучно. Я о другом, когда подростки начинают искать друзей и развлечения, социализироваться, если можно так сказать, в Интернете.

Не в жизни, с ответственностью за свои поступки, а в социальных сетях, под вымышленным именем, где «интересные люди» их поймут, пожалеют и подскажут, как «в лёгкую» обрести свободу и собственную значимость.

В. К.: Вы сейчас о «группах смерти»?

Г. Г.: Не только. Теми, кто их создает должны заниматься компетентные органы. Я думаю, конкретно эту тему они скоро закроют или уже закрыли.

М. Б.: Социальные сети – новая реальность и хотелось бы взглянуть на проблему шире, с позиции сбережения детской психики. А начинать надо с определения психотипа вашего ребенка. Сегодня у нас – другая психиатрия и в детской поликлинике психоневрологического диспансера собственно врачей-психиатров не так много. Зато есть хорошие психотерапевты и детские психологи. Можно обратиться к ним. А можно проконсультироваться у школьного психолога и далее, учитывая особенности психики вашего ребенка, строить с ним общение. Обязательно что-то обсуждать, рассказывать о трудностях, которые вы пережили и преодолели, может быть, что-то посоветовать или, наоборот,  предостеречь от возможных неприятностей.

Но только без занудства, грубости и унижения достоинства  подростка. Поверьте, он чувствует отношение к себе гораздо острее, чем вы.

В. К.: Вообще, проблема сохранения доверительных отношений с подростками во многих семьях очень актуальна.

М. Б.: Да. Значимость её трудно переоценить. Взять хотя бы вопрос контроля присутствия вашего ребенка в социальных сетях. Пустить все «на самотек», дать полную свободу виртуального общения с далекими, незнакомыми людьми, имеющими собственные, не известные вам намерения и планы, – не каждый родитель на это пойдет.

Полностью и категорически запретить Интернет – тоже нельзя. Подросток почувствует себя ущербным, униженным и затаенную в душе обиду потом трудно будет «отогреть» даже очень дорогими подарками.

В. К.: И где же выход? Как поступить?

М. Б.: Для детей самое важное и ценное – чтобы их любили. И если вы, как близкий друг, конструктивно обсудите с сыном или дочерью возможные риски их виртуального общения, если подросток увидит и почувствует вашу искреннюю заботу именно о его безопасности – я думаю, компромисс вы найдете.

Обсуждайте с подростком его интересы, в ненавязчивой форме постарайтесь узнать о его друзьях, устраивайте совместные мероприятия, например, поход в выходной на Столбы. Приглашайте его друзей в дом. Приготовьте что-нибудь вкусненькое или хотя бы закажите пиццу.

В. К.: Как и почему возникает пубертатный криз?

М. Б.: В возрасте 11–14 лет меняется гормональный баланс, начинается половое созревание человека. Организм еще не завершил своего роста, и социальные факторы, действуя на подростка, вызывают психоэмоциональные трудности намного чаще и сильнее, чем у взрослых.

В этом возрасте нарушения психики и поведения связаны в основном, с проблемами социализации – семейной или школьной. Социальную дезадаптацию усиливают эмоциональное пренебрежение ребенком, его изоляция, разрыв связи с близкими, подавление его самостоятельности. Ситуация еще более осложняется, когда подросток вовлечен в семейные конфликты взрослых или испытывает ощущение собственной неуспешности и ненужности.

Пубертатный криз начинается с отрицательной фазы, когда для подростка важно не мнение взрослых, а своей неформальной группы, когда отрицаются общепринятые социальные нормы и подростки живут по своим законам. Они становятся нетерпимыми, «неудобными», бывают грубы, невоздержанны, агрессивны, неуправляемы. Но это свойство их возраста. И в пубертатный криз необходимо как никогда поддерживать контакт с ребенком, признавая его взросление.

В. К.: Но ведь далеко не все подростки ведут себя так…

М. Б.: Конечно не все. Скорее меньшинство, чем большинство. Многим помогает «запас прочности», который сформирован был раньше.

В. К.: Как понимать ваш термин «запас прочности»?

М. Б.: Формируется он еще в возрасте 3–5 лет, когда, кроме получения конкретной информации о различных вещах (игрушка, собачка, машинка и прочее), ребенок обучается поведением взрослых. А не их словами.

А вот в возрасте 3–7 лет ему необходимо находиться в группе сверстников (например, посещать детский сад), становиться «почемучкой». При обучении в общеобразовательной школе заниматься по дополнительным программам  развития (ДПР – кружки, секции, музыкальная, спортивная школа).

И если в 10–11 лет ребенок начинает снижать успеваемость, отказываться от занятий по ДПР – нужно приложить максимум усилий, чтобы сохранить успеваемость на достаточно высоком уровне и его внеучебную активность. Вот это и есть формирование «запаса прочности» личности.

Подросток с «запасом прочности» переживает пубертатный криз легче, без существенных отклонений поведения. И группы его общения, как правило, позитивные. Он практически не имеет риска наркотизации. Об этом позаботились взрослые, начиная с самых первых лет жизни!

В. К.: Григорий Маркелович, в начале нашей беседы Вы заговорили о нескольких факторах, осложняющих взросление детей в наши дни. Кроме «финансового» и «виртуального» рисков, что еще влияет на формирование личности подростка?

Г. Г.: Назвал бы еще два, может быть, без подробного их обсуждения. В последние годы все дальше от нас уходит понятие «двор». Я без иронии. Вот там и происходила настоящая социализация детей в реальной жизни. Мальчики учились отвечать за свои слова и поступки. Было, конечно, и негативное влияние. Но все же хорошего было больше. Что такое «хорошо» и что такое «плохо», мы понимали гораздо быстрее. А с точки зрения внешкольного общения – это вообще бесценно.

Конечно, сегодня «двор» может заменить лишь спортивная секция, и то частично, или какая-то другая школа для подростков. Вот почему я полностью присоединяюсь к тому, о чем говорила Марина Альбертовна. О «запасе прочности» для вашего ребенка надо думать еще «с пеленок».

И еще я хотел бы подчеркнуть здесь важность чтения для развития личности подростка. Никакие картинки, мультики,  игрушки, стрелялки, смайлики и комиксы не заменят ребенку книгу. Люди старшего поколения, помнят, наверно, как читали «запоем» с фонариком. Я к этому, конечно, не призываю, но без регулярного чтения не будет образованного, культурно сформировавшегося конкурентоспособного  человека.

В. К.: Широкий общественный резонанс вызывают участившиеся случаи подросткового суицида. Как ваша служба отвечает на этот вызов?

Г. Г.: Самым суицидально опасным считается подростковый возраст 14–17 лет. У таких ребят могут возникать депрессивные и тревожные состояния, неуверенность в себе, ощущение безысходности, снижена устойчивость к психическим травмам. В виртуальном мире таких подростков распространяются так называемые квесты-ужастики. И суицидальное поведение воспринимается ими как страшная но игра.

Все это потребовало от нас организации региональной суицидологической службы, работают несколько «телефонов доверия». Один из них мы публикуем в вашей газете. В детской и взрослой поликлинике работают кабинеты суицидальной психологической помощи. Уже несколько лет как созданы отделения кризисных состояний (выделены койки в стационаре). Родители ребенка, с ним или без него, с направлением или без – могут обратиться в нашу поликлинику на ул. Копылова, 78, к любому из работающих там специалистов.

Беседовал В. КИСЕЛЕВ


ДНЕВНОЙ  СТАЦИОНАР

Когда у вашего ребёнка возникают трудности с неврологическим или психическим здоровьем – хочется ему тут же помочь и быть рядом. Расставаться в такие периоды непросто. Детский дневной психоневрологический стационар  входит в состав Красноярского психоневрологического диспансера и является активным звеном межведомственной реабилитационной сети в Красноярске и крае.

О том, куда обращаться, если возникли проблемы с психическим здоровьем ребёнка, – наша беседа с заведующей дневным стационаром детско-подростковой службы, врачом-психиатром высшей категории Светланой Юрьевной НОВИКОВОЙ.

– Дневному стационару в этом году исполнится 28 лет. Расскажите о вашей работе.

– Наши пациенты – это дети и подростки от 3 до 17 лет, поэтому расписание занятий составляется с учётом работы общеобразовательной школы.

Для более точного выявления проблем со здоровьем и их комплексного решения у нас работают психиатры, неврологи, логопеды, дефектологи, психологи, психотерапевты. Наши специалисты проводят необходимое медикаментозное и физиолечение. Наши специалисты успешно используют современные методики: элементы арттерапии, телесно-ориентировочной терапии, музыкотерапии, видеотренинга.

– Как дети попадают к вам?

– Они приходят к нам в порядке очереди по направлению от районного психиатра. А вот к этому специалисту родители могут записать ребенка в нашей регистратуре. Если ребенок находится под врачебным наблюдением, в плановом порядке он лечится у нас 2 раза в год.

Занятия длятся в среднем 42 дня. На них присутствуют родители и учатся работать с ребёнком самостоятельно. По решению медико-педагогической комиссии некоторые дети направляются в специализированный речевой детский сад.

– С какими проблемами к вам чаще обращаются?

НОЧНОЕ НЕДЕРЖАНИЕ МОЧИ (ЭНУРЕЗ). Недержание до 5 лет считается нормой. Родителям стоит обратиться к специалистам, если оно продолжается и после. Сначала – к педиатру и урологу, а затем к психологу, психотерапевту или неврологу. Лечение: массаж, гипноз, рациональная психотерапия, физиотерапевтическое и медикаментозное лечение.

ЛОГОНЕВРОЗ. Психологи и логопеды проводят ежедневные занятия в виде игровой психотерапии в группах.

СТРАХИ, ТРЕВОЖНЫЕ СОСТОЯНИЯ. Страхи современных детей сильно изменились. Ребёнок впитывает в себя увиденные эмоции из компьютерных игр и фильмов – отсюда и тревожные состояния. Лечение индивидуальное. Как правило, работают несколько специалистов стационара. По показаниям – медикаментозная терапия.

ГИПЕРАКТИВНОСТЬ. СИНДРОМ ДЕФИЦИТА ВНИМАНИЯ. Синдром дефицита внимания редко проявляется изолированно. Чаще ему сопутствует задержка интеллектуального или речевого развития. Но бывает и наоборот: ребёнок хорошо учится, быстро схватывает материал, но при этом неусидчив и забывчив.

Специальная методика, разработанная нашими специалистами, научит родителей, как помочь  своему ребёнку. К нам стоит приходить до начала школьной жизни.

– Современные реалии не  всегда способствуют укреплению здоровья детей. Что вы посоветуете как специалист?

– Решающую роль в развитии ребёнка играет семья. Школьным учителям невозможно уследить за всем. Нарушения поведения, проблемы в общении с одноклассниками и учителями, озлобленность детей – всему нужно уделять внимание.

– Как предупредить интернет-зависимость у ребёнка?

– Я считаю, здесь лучше всего помогут спортивные секции или занятия по интересам, а также строгое соблюдение распорядка дня. Школьник должен проводить в Интернете не более 1–1,5 часа в день, включая приготовление уроков.

Родителям надо интересоваться, что ребёнок делает в Интернете, на какие сайты он заходит. Иногда к нам обращаются родители, дети которых даже памперсы надевают, чтобы в туалет не ходить, – настолько их поглощают онлайн-игры. Тут, конечно, прямая дорога к психологу или даже психотерапевту.

Подготовила С. ХРАБРАЯ


КГБУЗ «Красноярский краевой психоневрологический диспансер № 1», ул. Курчатова, 14

Детско-подростковая поликлиника на ул. Копылова. 78 (рег.) – т. 243-25-82, 202-203-0

Поликлиника для взрослых на ул. Ломоносова, 1 (рег.) – т. 221-11-47, 223-20-70

Тел. экстренной психологической помощи 211-56-42

www.kraspsixo.ru

Лиц. ЛО 24-01-002857 от 19.06.2015 г.

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. ТРЕБУЕТСЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТА

Поделиться в соц. сетях

  • Аптеки-партнеры

  • Права пациентов

  • Метки